9 октября состоялись слушания программ кандидатов на должность директора департамента международных отношений.

Для тех, кто считал, что речь идет о выборах, поясняю, что согласно приказа ректора от 15 августа 2017 г. «О конкурентном отборе претендентов на замещение должностей директоров департаментов УГИ» проходят слушания, затем необходимо решение отборочной комиссии, которая примерно наполовину состоит из администрации УГИ и внешних представителей. На слушаниях присутствовал представитель МИД РФ А.В. Харлов. Ректору подаются результаты «мягкого» рейтинга, на основании которого он принимает решение по кандидатуре. Отмечу крайне провальное проведение самих по себе слушаний. Спишем на то, что у руководства еще не было опыта их проведения. На слушаниях ни у кого не вызывало сомнения, что административный ресурс был направлен на поддержание одного из кандидатов. Тяжело «глаза в глаза» сказать А.С. Бурнасову, что он не подходит для новой роли. Но это честнее, чем разыгранный плохой спектакль.

Дискуссии вокруг так называемого конкурса программ, как и их содержания были лишены всякого смысла. Почему? Сегодняшняя структура УГИ не соответствует «Типовой организационной модели Институтов, создаваемых (или реорганизуемых) с 15.06.2016 г.» Директора конкурируют под несуществующий функционал. Согласно «Типовой организационной модели…» департаменты должны перейти в «Школу бакалавриата». А кафедры оказаться в «Школе профессионального и академического образования». В программах претендентов были смешаны функции зав. кафедрой, руководителей образовательных программ, директора департамента, отдела организации образовательной деятельности. В обеих программах можно найти несоответствия.
Как показала реорганизация структур естественников в САЕ (стратегические административные единицы), этот процесс сопровождается социальными конфликтами. Можно реформировать институт через открытость, диалог, поиск оптимальных вариантов. В конечном итоге любое реформирование упирается в человеческий фактор. Главное – не навредить.

Может быть, три «старца» заведующих кафедрами и директор А.С. Бурнасов сопротивляются реформированию УГИ и департамента МО?
Ничего подобного. Мы не самоубийцы. ДМО является лидером по оптимизации преподавательского и административного состава, он создал модули, которые могут трансформироваться и сохранить жизнеспособность в любых условиях. При обсуждении был поднят вопрос о «феодальной» структуре ДМО. Я не буду переубеждать людей с упрощенным мышлением в том, что феодализм не ассоциируется с отсталостью. Соперничество и конкуренция феодалов создали высочайшую духовную культуру и архитектурное наследие.
Речь идет о другом. В указанном выше документе отмечается, что «департамент - структурная единица, обеспечивающая реализацию образовательного и научного процессов в Школе бакалавриата» и берет на себя «реализацию сервиса «единого окна» для студентов». Это может означать раздел коллективов кафедр на тех, кто работает в бакалавриате и в магистратуре. Количество кафедральных ставок в магистратуре будет 3-4 и это приведет к объединению и созданию новых кафедр. А преподаватели, работающие только в бакалавриате, могут раствориться в аморфной структуре департамента бакалавриата, где окажется порядка 80 преподавателей, включая иностранных языков.

А может этот сценарий и не реализоваться. При условии, если директор окажется реформатором, а не ликвидатором. В качестве примера сошлюсь на законодателя мод в области реформирования образования Высшую школу экономики. Ее структура: Факультет мировой экономики и политики, в который входят наряду с другими департамент международных отношений, школа востоковедения (вместо кафедр), ведущие обучение на бакалаврском и магистерском уровнях. То есть структуры ядра вбирают в себя всю вертикаль образования от школы до аспирантуры и повышения квалификации. В области международных отношений ВШЭ не дублирует МГИМО в подготовке дипломатов, а имеет собственную идентичность. На слушаниях я не понял смысла вопроса относительно направленности ДМО. Ответ на этот вопрос задан паспортами специальностей и Федеральными государственными образовательными стандартами (ФГОС).

Таким образом, можно не разрывать структуру (в нашем случае кафедру) по линии бакалавриат-магистратура.
За 15 лет работы на административных должностях Мария Олеговна наработала высокий уровень компетенций. Я не могу заранее предсказать, какие из компетенций проявятся больше – успешного ликвидатора или успешного реформатора. Знаю только, что «чего изволите» - это не про нее.

А Александру Сергеевичу выражаю глубокую признательность за проделанную работу. Он молод, опытен, коммуникабелен, любим студентами и у него еще все получится. По крайней мере, он продолжит работать со студентами направления международные отношения.

Не дожив года до 25-летия ТОТ факультет закончился. Мы создали одну из лучших структур за пределами Москвы. Наши выпускники являются успешными. Прощаясь с той структурой, мы не будем стоять в стороне и ревниво следить за новой. Мы, преподаватели, остаемся. Предстоит сложная работа по формированию НОВОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ. Важно на этом пути не растерять узнаваемость и наработанный имидж.
Перефразировав Столыпина: «… нам нужен великий МО!»

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в дискуссиях.