Два вечера читает лекции Йордан Люцканов — молодой доктор из Болгарской академии наук.

тема
«Раннее евразийство и его болгарские окрестности: к персоналистической истории межкультурного контакта».
форма
спецкурс
время
11—14 ноября 2013 года
16:00—19:20 (в среду с 16:00 до 18:00)
место
Тургенева 4, к. 470, кафедра новой и новейшей истории.

О курсе

Йордан Люцканов, София: Раннее евразийство и его болгарские окрестности: к персоналистической истории межкультурного контакта

Курс бросает взгляд на две национално-идентификационные традиции в моменте 1) обретения каждой из них “себя”, и, в то же самое время, 2) их (не)встречи. И логики развития этих традиций, и выбранный для анализа исторический момент заставляют подойти к ним и к ситуации с точки зрения философии персонализма, и даже – постепенно – попытаться разобраться в его индивидуальных версиях и попытаться ответить на вопрос: насколько я, исследователь двух национальных традиций и их (не)встречи, 1) персоналист, 2) зависим в своих мнениях и взглядах как раз той (не)встречи.

Курс рассматривает раннее евразийство (книгу “Европа и человечество” Николая Трубецкого, статью-рецензию “Европа и Евразия” Петра Савицкого, коллективный сборник статей “Исход к Востоку”) с точки зрения онтологии и этики. Он вскрывает две основных линий напряжения в нем: линию компромисса (пролегающую между Н. Трубецким и П. Савицким, или от первого к второму) и линию разлада (между Трубецким и Георгием Флоровским).

Курс показывает связанность онтологического и этического ядра евразийства с такой частной на первый взгляд темой как его “дума”, представление и проект о Болгарии и Балканах. Включает в анализ и книгу Георгия Вернадского “Начертание русской истории”. (Раздел 1)

Курс исследует болгарскую рецепцию, 1920-х-1930-х годов, раннего евразийства. Курс прослеживает два случая болгарско-русского взаимодействия, задававшегося целью нейтрализовать более радикальные из внушений и мнений “евразийцев”. Курс исследует вариабельность эстетической, с одной стороны, и этической, с другой, чувствительности болгарских рецензентов. Обозначаются внутренне-противоречивые до парадокса реакции. (Раздел 2)

Очерчивается ситуация глубинного то ли недопонимания, то ли неузнавания, то ли расхождения в интересах. В любом случае, выводы на основе проделанных – порой с филологической подозрительностью – анализов рушат возможные благодушно-идиллические представления о межславянской гармонии. Некоторые основные вехи русско-болгарской межкультурной коммуникации расцениваются как гибельные для обеих сторон. (Разделы 1 и 2)

Курс исследует болгарские аналоги евразийства в 1920-х и 1930-х годах. Курс наталкивается на коренную тему болгарского национально-идентификационного рассказа, болгарской культурфилософии и историософии; тема вполне сопоставимая по занчению для этого “рассказа” с темой противостояния Западу, отличности от Запада, в конце-концов (анти)европоцентризма в “рассказе” русском. Тема, развиваемая параллельно болгарским аналогам русского евразийства. Ее первооткрыватели, по крайней мере в рамках ХХ века болгарского исторического самосознания и воображения: Федор Шмидт, Константин Стоянов, Богдан Филов. Наконец, курс очерчивает предысторию самой влиятельной версии булгарской, а отсюда и болгарской, национальной идентичности в пост-коммунистический период: иранскую. (Раздел 3).

Курс пытается выявить свои собственные теоретические и исторические предпосылки и обусловленность, задаваясь вопросом: что такое персонализм и имел ли он место в Болгарии ХХ века? (Раздел 4)
Курс скользит на стыке нескольких дисциплин: истории философии и философии, богословия, филологии, истории искусствоведения и, конечно, культурологии.
Автор курса сознательно и последовательно придерживается двойной перспективы на “объект”, двойного режима его обсуждения: исторической реконструкции и оперативной критики.

Курс состоит из четырех разделов:

  1. Разрывы и связи, Болгария и Балканы в раннем евразийстве – 4 уч.ч.
  2. Болгарская рецепция раннего евразийства – 3-4 уч. ч.
  3. Болгарские соседи раннего евразийства – 5 уч. ч.
  4. “Я” в свете собеседника: русское недопонимание болгар, болгарское недопонимание персонализма – 3-5 уч.ч.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в дискуссиях.