Интервью выпускницы Итальянского колледжа «Леонардо» и факультета международных отношений Анны Горбачевой. Опубликовано на сайте УрГУ. О других успехах Анны мы писали в августе и в декабре 2009 года.

Текст интервью

Бакалавр международных отношений УрГУ и оперное сопрано Анна Горбачева: «Занимаюсь своим делом»
Анна Горбачева

Среди выпускников УрГУ много деятелей науки, политики. Но еще больше гордиться вузом начинаешь, когда с удивлением встречаешь актеров, художников, певцов с университетским дипломом… Выпускница факультета международных отношений УрГУ сопрано Анна Горбачева этим летом окончит аспирантуру Королевского колледжа музыки в Лондоне, а с сентября благодаря выигранному гранту продолжит обучение в оперной школе Королевской академии музыки...

— Зачем вы, с душой певицы, решили получать образование в УрГУ? Обычно путь уральского музыканта лежит через училище имени П.И. Чайковского…

— Классическое университетское образование необходимо каждому мыслящему человеку. А в училище Чайковского я поступила, когда училась на втором курсе УрГУ. Но так училище и не окончила: уехала учиться в Лондон.

— Насколько полезными оказались знания и опыт, полученные на факультете международных отношений?

— Знания и опыт пригождаются постоянно. Во-первых, иностранные языки: отличный английский в Лондоне еще никому не повредил. Вторым языком, который я изучала на факультете, был испанский. Я сейчас редко на нем говорю, но он послужил хорошей базой для освоения итальянского. Во-вторых, когда есть понимание культуры и истории другой страны, то и чувствуешь себя в ней, как дома…

— Что вы думаете о системе образования в Великобритании? Какие-то параллели можно провести с российской?

— Изнутри я знаю только высшее музыкальное образование Великобритании, и оно мне нравится. Во-первых, здесь нет такого, на мой взгляд, совершенно бестолкового явления, как сессия. Все экзамены мы сдаем постепенно, начиная с февраля. В итоге остается больше времени для каникул.

Во-вторых, в российской консерватории студент, как правило, ходит к одному и тому же преподавателю по камерному или оперному классам. А здесь в штате работают иногда до 25 разных коуч-тренеров. Таким образом, есть возможность заниматься с разными людьми и брать лучшее от каждого: ведь кто-то сильнее в лингвистике, кто-то – в стилях… Хотя в российском музыкальном образовании тоже, безусловно, есть свои преимущества.

— Вы чаще всего выступаете в британских залах. Но, насколько я знаю, доводиться выступать и в России…

— Да, 3 сентября прошлого года я выступала в Екатеринбурге в Зале Маклецкого – Большом концертном зале училища имени Чайковского. Следующий концерт в России – в октябре этого года в Кремле.

— И где вам комфортнее выступать?

— Везде одинаково удобно.

— Зритель разный?

— Наверное, то, как воспринимают музыку, зависит не от географии, а от людей, которые пришли на концерт. В одном и том же зале и в Лондоне, и в Москве могут находиться и постоянные слушатели, и те, кто пришел на концерт в первый раз. Вообще я считаю, что и в России, и в Великобритании аудитория очень теплая. Но европейская музыкальная жизнь намного богаче, и концерты посещает большее количество людей самых разных профессий.

— Вы сказали, что знаете английский, итальянский, испанский… Наверняка приходилось петь также на французском или немецком?

— Со школы я разговаривала на английском, в университете выучила испанский. Уже в Лондоне начала осваивать итальянский и французский, на которых сейчас могу спокойно говорить на уровне аэропорт-туризм-интервью. Немецкий не знаю, но это мой следующий проект. Слава Богу, русский мне учить не надо.

Петь приходится на всех перечисленных вами языках плюс на чешском. Нужно сказать, что основательного и скрупулезного труда в области языков требует камерная музыка, то есть русские романсы и французские и немецкие песни. Конечно, безупречный язык в опере тоже важен, но именно в камерных произведениях поэзия играет такую же важную роль, как и сама музыка.

Петь на неродном тебе языке – это большая ответственность и перед композитором, и перед поэтом, и перед носителями языка. Однако, когда достигаешь высокого уровня понимания структуры языка и произношения, процесс становится невероятно интересным. Пение на русском – это огромная привилегия, если знаешь язык.

— На каком языке думают русские люди, живя в иноязычной стране?

— Наверное, у всех по-разному, в зависимости от среды, в которой человек проводит больше времени. Я думаю на двух языках – на русском и английском.

— Вы поете арии разных героинь: от трепетной Джульетты до эгоцентричной Клеопатры. Каждый раз – перевоплощение! На обычной жизни это отражается?

— Моя близкая подруга в Лондоне Магали недавно спела свой выпускной концерт. После концерта я ее спросила: «Ну, как ты себя чувствуешь?». Она ответила: «Немножко сумасшедшей, но в общем – хорошо». Она пела сцену сумасшествия Офелии из оперы Тома «Гамлет». Конечно, Магали пошутила, и чтобы сыграть сумасшедшего, сходить с ума не обязательно, но неизбежно примеряешь на себя каждый новый персонаж вместе с его характером.

— Легко ли удается вживаться в роль?

— Легко, если роль тебе подходит.

— Вы поете сольные партии в ораториях, а это духовная музыка. Нужно ли особое настроение и состояние, чтобы ее исполнять?

— Оратория – это возвышенный жанр. Особое состояние возникает, как только оркестр начинает играть вступление. Такую музыку нужно хотеть петь, иначе ничего не выйдет.

— Мне кажется, у вас совсем не остается свободного времени…. А если оно все же есть, как его проводите?

— Хожу в спортзал, в бассейн, один-два раза в неделю катаюсь в парках Лондона на роликовых коньках, читаю, хожу в кино, в театры. Свободного времени немного, но если его использовать грамотно, то многое можно успеть.

— Екатеринбург навещаете часто?

— Приезжаю три раза в год: под Новый год, на Пасху и летом – на две-три недели.

— А если бы вы остались жить и учиться в Екатеринбурге?

— Сложно сказать. Но я точно знаю, что занималась бы своим делом.

Беседовала Ольга Машкалёва.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в дискуссиях.