Avatar for Kostik 10 мая 2008
Kostik
Наша группа: Мария Чамовских, Галина Якобсон, Константин Худяков

По оценкам ряда специалистов в области международных отношений и национальной безопасности, Россия, как бы она ни называлась в разные хронологические периоды: Российская Империя, Советский Союз или Российская Федерация — сталкивалась с «глобальными» вызовами лишь дважды: во время нашествия монголо-татар в XIII в. и агрессии против СССР со стороны гитлеровской Германии в 1941-1945 гг. Именно в это время под угрозу ставилась сама русская государственность, существование самого русского этноса как такового .

Последнее десятилетие XX в. — начало XXI в. стало временем трансформации системы международных отношений. С распадом Советского Союза и Социалистического лагеря его союзников произошел переход от «биполярного» мира к «постбиполярному». В настоящее время формируется новая система международных отношений. В данной работе мы хотели бы проанализировать внешнеполитическую обстановку современной России и выяснить, существуют ли явные глобальные вызовы безопасности в рамках новых реалий?

Термин «постбиполярный» еще не означает «однополярный» вопреки имеющимся мнениям. Он допускает два возможных сценария: либо мир действительно становится однополярным, либо трансформируется в плюралистический «многополярный». На наш взгляд, стоит скорее ожидать реализации второй альтернативы. В последнее десятилетие появляются «новые центры силы» в лице региональных лидеров: Китая и Индии, которые, бурно развивая свои экономики, стремятся влиять и на «большую политику». Кроме того, активизируется Россия, которая в первое десятилетие после перестройки ориентировалась на США, но со сменой руководства в 1999 г. перешла к откровенно антиамериканской политике.

Сама эта новая, еще только формирующаяся система международных отношений имеет ряд особенностей: во-первых, снижается роль государства как основного участника международных отношений. Появляются транснациональные корпорации, неправительственные организации, лоббирующие группировки, которые все более активно вписываются в систему международных отношений и международного бизнеса, а потому влияющие на мировую политику. С такими акторами связана практика «подковерной» борьбы, внедрения неполитических и недипломатических методов принятия решений. Во-вторых, постепенно происходит пересмотр границ национального суверенитета: под предлогом борьбы с политическими режимами, поддерживающими террористов, или, угнетающими права человека, нарушается один из ведущих принципов международного права — невмешательство во внутренние дела государств. Таким образом, всегда имеет место быть политика двойных стандартов и достаточно «вольная» интерпретация норм международного права. В этой связи становится ясно, как усложняется ведение мировой политики в новых условиях.

Но, несмотря на все возникающие трудности и задачи, связанные с внешнеполитическими аспектами, мы считаем, что вызов безопасности России исходит не «извне», а «изнутри», и связан, прежде всего, с неразвитостью её социально-экономической сферы. Мы постараемся доказать тезис, что НАТО, Китай и международный терроризм скорее являют собой потенциальные угрозы, но не вызовы национальной безопасности России. А настоящий вызов России – необходимость развиваться и догонять, сокращать отставание по ряду показателей от развитых стран мира. И этому развитию нет другой альтернативы — иначе мы обречены. Другими словами, или мы будем стремительно развиваться, либо погибнем.

Итак, рассмотрим выдвинутый нами тезис по пунктам:

1. НАТО

«Призрак» НАТО в сегодняшней России сумел напугать даже самых больших скептиков. Расширение НАТО на Восток — чуть ли не центральная тема отечественных СМИ. С приходом к власти новой администрации в 1999 г. существенно изменился подход к Западу. Активно культивируется антизападная, особенно, антиамериканская пропаганда. Снова актуален антагонизм «МЫ-ОНИ». А кто такие «они»? По замечаниям ряда публицистов, НАТО — такая же инерционная и стагнирующая структура, как, например, СНГ. И её ожидает рано или поздно судьба ОВД. Это пережиток биполярной системы, который сохраняется поскольку, постольку Кремль делает двусмысленные замечания о возобновлении гонки вооружений и своих антизападных намерениях. Она существует по инерции усилиями англосаксонских держав, которые используют все свое влияние, чтобы избежать раскола внутри НАТО (который наметился уже в 2003 г., когда и Франция, и Германия осудили политику Штатов и Великобритании в Ираке).

Обратимся к военной составляющей организации. В 1990 г. 16 стран НАТО имели в Европе 24.344 танка, 33.723 боевых бронированных машин, 20.706 артсистем, 5647 самолетов. По состоянию на начало 2007 г. 22 страны НАТО (16 «старых» и 6 «новых», бывших членов ОВД; 5 превратились в 6 из-за разделения Чехии и Словакии) имели в Европе 13.514 танков, 26.389 ББМ, 16.042 артсистемы, 4.031 самолет. То есть за 17 лет при увеличении числа участников наблюдается сокращение, а не наращивание вооружений странами НАТО . При чем по всем видам вооружений. При очевидном сокращении вооружений, обновляется техника весьма незначительно. В основном происходит избавление от устаревшего оборудования. При этом особый энтузиазм проявляют не столько страны-идеологи и учредители НАТО, сколько новопринятые члены. В этом отношении особенно преуспели Латвия и Польша. За период после вступления в НАТО она приобрела в Германии 128 танков «Леопард-2А4», сейчас закупает 44 американских истребителя F-16С и D и производит по финской лицензии 690 БТР «Росомаха». Закуплены также 2 американских фрегата и 5 норвежских подлодок (1 из них на запчасти). Чехия и Венгрия приобрели по 14 шведских истребителей JAS-39 «Гриппен» (кстати, интересный момент большая часть техники закупается не у «старых» членов НАТО, а у нейтралов-скандинавов). Болгария и Румыния до сих пор не закупили никакой западной техники, кроме нескольких старых боевых кораблей, 128 танков, 690 БТР и 72 истребителя на 6 стран за, фактически, 15 лет (именно столько времени Восточная Европа находится в сфере влияния НАТО) «немножко мало» (особенно учитывая, что почти вся эта техника в реальности приходится на одну Польшу). Даже в США, которые постоянно воюют и тратят на ВС больше денег, чем все остальные страны мира вместе взятые, ситуация не выглядит радужной. С начала 90-х США не закупили для своих сухопутных войск ни одного танка, списав более 10 тыс. Средний возраст авиатехники превысил 20 лет (хотя ВВС главный вид ВС США, ему уделяется исключительно большое значение). Не